Мнение эксперта

Озвученная позиция Федеральной антимонопольной службы демонстрирует готовность контрольно-надзорных органов к диалогу с участниками рынка проектов ГЧП

Ткаченко Максим Викторович

Исполнительный директор Центра развития ГЧП

Подробнее Свернуть
Поделиться:

Мы видим, что позиция ФАС подтверждает оценки участников рынка по итогам дебатов, которые мы провели в рамках IV Инфраструктурного конгресса «Российская неделя ГЧП». 

Во-первых, это то, что ФАС готово к диалогу с участниками рынка проектов ГЧП. Во-вторых, акцент в дискуссии сместился от вопросов о плате концедента к вопросам обеспечения большей открытости и повышения конкуренции при отборе концессионеров, особенно по проектам, в которых единственным источником возврата инвестиций является бюджет
foto

Исполнительный директор Центра развития ГЧП

Центр развития ГЧП, да и большинство экспертов инфраструктурного рынка, обеими руками за совершенствование конкурсных процедур по отбору концессионеров, направленных на выработку единых правил игры в части предквалификационных требований и максимальной открытости. Это поможет снизить риски оспаривания отдельных конкурсов со стороны ФАС, однако при этом важно сохранить саму предквалификацию как инструмент отсева потенциальных концессионеров, которые не смогут даже теоретически исполнить комплексные обязательства по соглашению. Предквалификация нужна и частной стороне, так как позволяет сократить расходы на подготовку заявки, в противном случае инвесторам придется готовить сразу весь комплекс документов, что существенно повысит стоимость «входа» на рынок и только сократить конкуренцию. Также важно сохранить возможность постконкурсных переговоров между сторонами, так как, в отличие от государственного контракта, концессионное соглашение более комплексный и долгосрочный договор, и публичный заказчик просто физически не сможет предусмотреть все нюансы на этапе объявления конкурса.   

Однако, с некоторыми тезисами ФАС все-таки можно и нужно спорить. В частности, спорной является позиция, что риски в госзаказе и концессии с полным покрытием затрат инвестора из бюджета равнозначны. Данный тезис не выдерживает проверки в первую очередь со стороны большинства банков, которые кредитуют как концессионеров, так и исполнителей по госконтрактам. Финансовые институты не готовы кредитовать инвестора в проектах с 3-4 летней инвестиционной фазой и 10-20 летним сроком возврата долга без дополнительных условий, предусмотреть которые в рамках 44-ФЗ невозможно. Второй тезис, который требует обсуждения – уровень реальной конкуренции за концессионные соглашения и его сравнение с конкуренцией за госконтракты. Нам не известны хоть сколько-нибудь полные исследования по количеству участников на концессионных конкурсах, тем более сравнение данного показателя с конкурсами по 44-ФЗ на стройку, поэтому позиция, что конкуренция в концессиях ниже чем в 44-ФЗ требует дополнительного изучения. 

Очевидно только то, что в сложившейся ситуации действительно эффективной площадкой для выработки оптимального решения может стать рабочая группа в Минэкономразвития России, а значит надо прекращать сгущать краски и начать формировать единую позицию.

Свернуть

Решения ФАС могут катастрофически сказаться на развитии ГЧП в России

Селезнев Павел Леонидович

Председатель правления Центра развития ГЧП

 

Подробнее Свернуть
Поделиться:

–  Павел Леонидович, последние недели слово «концессия» встречается в публичном пространстве гораздо чаще, чем когда-либо. В первую очередь, это связано с достаточно жесткой позицией ФАС относительно концессий с платой концедента… Как это может отразиться на рынке?

–  Если позиция ФАС будет поддержана судом, то это сделает практически невозможным применение в России модели ГЧП, построенной на возврате инвестиций частной стороны за счет растянутых во времени платежей из бюджета. Это существенно повысит риск оспаривания для уже реализуемых концессионных проектов, предусматривающих возврат инвестиций частного партнера за счет платы концедента. По оценке Центра развития ГЧП, в Российской Федерации на сегодняшний день заключено более 40 таких проектов, предусматривающих вложение частными инвесторами порядка 270 млрд рублей, что составляет одну треть от всего объема частных инвестиций в проектах ГЧП в Российской Федерации. Больше половины указанных инвестиций уже были осуществлены инвесторами, оставшиеся должны быть вложены в развитие общественной инфраструктуры Российской Федерации в течение двух-трех лет.

Последствия массового оспаривания таких соглашений могут быть катастрофическими не только с точки зрения инвестиционного климата в стране, но и напрямую для бюджета, так как по таким сделкам, как правило, судебный риск и риски действий контрольно-надзорных органов концессионер в соглашении перекладывает на государство и устанавливает существенный объем единовременной компенсации государства в случае наступления таких рисков.

–  Центр развития ГЧП ведет системный мониторинг инфраструктурных проектов, реализуемых на принципах государственно-частного партнерства. Какие тенденции можете отметить?

–  Да, действительно мы стараемся постоянно держать «руку на пульсе». Так, анализируя рынок ГЧП к Российскому инвестиционному форуму, мы рассмотрели порядка 150 наиболее значимых проектов ГЧП, находящихся в стадии реализации. Общий объем инвестиций в эти проекты составляет порядка полутора триллионов рублей. Поясню, что это более 90% от всего объема инвестиций в проекты ГЧП, которых на сегодняшний день около 2000. Радует, что более 50% инвестиций – частные (прим. ред. порядка 764 млрд рублей). Большинство из этих 150 проектов – 96 – в социальной сфере (здравоохранение, образование, спорт, культура, социальное обслуживание). Но при этом, если смотреть на эти проекты с точки зрения объема инвестиций – абсолютно превалируют проекты в сфере транспорта – 584,6 млрд рублей на 24 проекта.

Другая интересная тенденция, которую хотелось бы отметить – самые дорогостоящие проекты (16 проектов объемом 346 млрд рублей) – это проекты с «прямым сбором платы» по гарантированному тарифу, или же они гарантированы минимальной доходностью с публичной стороны. И только менее капиталоемкие проекты – около 60 проектов общим объемом 133 млрд рублей – предполагают, что частный партнер, оказывая услуги потребителям, осуществляет так называемый «прямой сбор платы» без каких-либо гарантий и компенсации со стороны публичного партнера. Т.е. это действительно частные деньги, в том плане, что частный партнер и финансирующая организация полностью несут коммерческие риски по проекту, а не пытаются переложить их на государство. 

С точки зрения бюджетной логики, конечно, нам нужно стремиться к перенастройке существующей практики и переходить от платы в рассрочку в сторону комбинации умеренного софинансирования капитальных затрат и «платы за доступность» или гарантий минимальной доходности, привязанной именно к реальному долгосрочному спросу на товары, работы или услуги со стороны государства
foto

Председатель правления Центра развития ГЧП

 

–  То есть можно сделать вывод, что количество проектов растет, рынок развивается, но не совсем так как хотелось бы? Есть ли решение как скорректировать вектор развития?

–  Здесь нет одного конкретного решения, необходимо предпринимать ряд системных мер. Например, необходимо долгосрочное планирование развития инфраструктуры как на федеральном, так и на региональном уровнях, и в рамках этого планирования необходимо четко определять в какие проекты необходимо привлекать частных инвесторов через ГЧП, а какие целесообразнее реализовать по классическому госзаказу. Для принятия такого решения уже существует соответствующая оценка бюджетной эффективности и сравнительного преимущества. Также необходима федеральная поддержка действительно значимых и необходимых региональных инфраструктурных проектов. На сегодняшний день это применяется только в дорожной отрасли, считаю, что стоит масштабировать эту практику в первую очередь в социальной сфере.

Также, если продолжать тему поддержки проектов, то хотелось бы отметить, что необходимо предпринимать меры по снижению стоимости предпроектной подготовки, экономия на которой впоследствии влечет низкое качество проекта. Чтобы вы понимали, на сегодняшний день только каждый шестой проект доходит от стадии идеи до стадии реализации. Мы уже движемся в решении этой проблемы – для этого Центр развития ГЧП совместно со Сбербанком России и другими участниками рынка запускает Всероссийскую программу поддержки проектных инициатив, направленную на сбор наиболее достойных региональных и муниципальных ГЧП-инициатив и их дальнейшую доработку до стадии полноценной концепции, а также на содействие в привлечении инвесторов и операторов. Запустить программу планируем на Российской неделе ГЧП в конце марта.

–  Вы упомянули Российскую неделю ГЧП. Какие ключевые темы планируется обсудить в рамках конгресса в этом году?

–  Безусловно, большое внимание будет уделено вопросам поддержки региональных проектов, о которых я говорил ранее. Также мы не оставим без внимания вопросы стоимости и доступности длинных денег в инфраструктурных проектах – дальнейшее тиражирование и развитие Программы 1044 на отрасли инфраструктуры, создание коммерческого мастер-фонда или государственного фонда для льготного кредитования – стоимость денег в проектах по развитию общественной инфраструктуры не должна быть больше или равной стоимости денег в производственных или сельскохозяйственных проектах. Не останутся без внимания как такие глобальные вопросы как долгосрочное планирование развития инфраструктуры и учет ГЧП в госпрограммах и стратегических документах, так и более прикладные вопросы распределения рисков в проектах, проведения конкурсных процедур, проектного управления и других аспектов, связанных с подготовкой и запуском проектов.

Традиционно в рамках конгресса мы презентуем рейтинг регионов по уровню развития ГЧП. Уже сейчас можно выделить несколько интересных трендов. Во-первых, практически в геометрической прогрессии продолжает расти число концессионных проектов в коммунальной сфере, но среди таких проектов все еще довольно много «псевдосделок» с объемом инвестиций 1-5 млн рублей, которые специалисты Центра развития ГЧП стараются фильтровать при расчете рейтинга. Во-вторых, в регионах увеличилось число квази-ГЧП проектов, реализуемых с использованием инвестиционных соглашений, арендных схем, корпоративных моделей партнерства, это можно объяснить неготовностью участников рынка идти по сложному пути запуска проектов по федеральному закону о ГЧП и концессии. В-третьих, существенно выросло число регионов, достигших практически 100% значения показателя «Институциональная среда», что объясняется повышенным вниманием федеральных органов власти и институтов развития к задаче улучшения инвестиционного климата.

В целом, вопросов для обсуждения за год накопилось много, поэтому уверен, что программа конгресса будет насыщена и интересна как для представителей федеральных и региональных органов власти, так и инвесторов, представителей бизнеса и экспертного сообщества.

Источник: ТАСС

Свернуть

ГЧП – это слишком обширный формат, здесь невозможно предусмотреть все ситуации и объяснить исполнителям, как действовать в той или иной ситуации

Носов Александр Геннадьевич

Заместитель председателя правления по инвестиционной политике и корпоративному развитию ГК «Автодор»

Подробнее Свернуть
Поделиться:

ГЧП, бесспорно, стало совершенно качественно новым форматом экономических отношений между государством и частным сектором, очень сильно отличающимся от госзаказа. Конечно же, такие прорывы совершаются при наличии определенных степеней свободы. Потому что, если их не давать, то, наверное, и инвестор не заинтересовался бы и не пришел. И умение со стороны государственного публичного партнера, собственно говоря, здесь главный момент – это гибкость. Логика «отстаивания государственных интересов» зачастую заканчивается тем, что никаких проектов нет. Каждый эту логику по-разному понимает! И мне часто приходится с коллегами спорить, что с вашим отстаиванием государственных интересов можно страну без инвестиций оставить. Здесь нужен разумный баланс именно для государственных чиновников.

Поэтому наличие этой гибкости, конечно, очень необходимая вещь, с другой стороны, как у нас очень часто бывает, после глотков свободы потом возникает желание все зарегулировать, расписать, ввести методические инструкции. Я имею в виду инструкции должностные: как действовать в ситуации А, Б. Невозможно! ГЧП – это слишком обширный формат, здесь невозможно предусмотреть все ситуации и объяснить исполнителям, как действовать в той или иной ситуации.

Я прекрасно знаю, что Сергей Кербер является сторонником концессионной модели, где даются максимальные полномочия концессионеру, это связано с тем, что он рисков принимает несколько больше. Но модели разные бывают, и по нашей практике разные модели, разные ситуации, разная готовность рынка, и в каких-то проектах, где риск частной стороной принимается меньше, – там и требований больше. Здесь все в этом плане, мне кажется, должно быть пропорционально и симметрично. Но при этом, конечно, я согласен, что перекосы есть и стремление все побольше зарегулировать, ввести какие-то нормативные требования, – у нас есть такой момент.

Мы в проектах ГЧП в свое время проводили опрос.

Участники опроса выделяли три основные составляющие, которые важны для успешности проектов ГЧП. Это наличие политической и административной поддержки, это наличие хороших, качественных проектов, рыночно продаваемых. И третье – это наличие сильной команды, причем как на стороне публичного партнера, так и на стороне частного партнера
foto

Заместитель председателя правления по инвестиционной политике и корпоративному развитию ГК «Автодор»

Наверное, если первые условия не выполняются, в России – надо быть реалистами – о других проблемах даже нет смысла говорить. И первые федеральные проекты имели очень большую поддержку, если бы ее не было, наверное, не были бы реализованы. В регионах сегодня точно такая же ситуация: все зависит от поддержки и позиции губернатора. Мы понимаем, какие сейчас проблемы с проектами, с командами, и очень остро стоит кадровый вопрос – нам катастрофически не хватает опытных специалистов, особенно на региональном уровне. Может быть, имеет смысл говорить о необходимости формирования рынка проектных команд. Это достаточно старая идея, потому что у нас в стране не так много успешных проектных команд, и, может быть, имеет смысл найти механизм транслирования их опыта и привлечения к работе и помощи концеденту по региональному проекту.

И наконец, стоимость подготовки проекта – здесь тоже большая проблема (обсуждалось, почему банки плохо или другие участники плохо идут в мелкие проекты ГЧП): проекты ГЧП стоят дорого. Сделать маленький проект – это слишком большие удельные затраты на его подготовку. И поэтому даже на Западе ГЧП редко реализуется в сегментах малого и среднего бизнеса. Прежде всего, из-за больших издержек на этапе запуска и подготовки. Для регионов это проблема фондирования. Наверное, мне кажется, что она должна как-то системно обсуждаться – и мы должны нащупать комплексное решение, потому что, конечно же, сегодня в бюджетах у большинства регионов нет тех ресурсов, которые необходимы на запуск и управление этими проектами. Поэтому либо это должна быть какая-то система фондирования, либо система государственных субсидий.

Источник: Ведомости

Свернуть

В условиях макроэкономической нестабильности, отсутствия сформировавшейся практики реализации аналогичных проектов в рамках подготовки проекта ЛРТ в Московской области существует ряд серьезных вопросов, решение которых может повлиять на его эффективность и банкуемость 

Петров Алексей Владимирович

Генеральный директор АНО «Дирекция Московского транспортного узла»

Подробнее Свернуть
Поделиться:

Летом текущего года на площадке Дома Правительства Московской области было проведено Road Show проекта развития легкорельсового транспорта (ЛРТ) на территории Московской области. Данный проект предполагает создание нового, инновационного вида транспортной системы, обеспечивающего хордовую связь крупных муниципальных образований, городских округов Московской области и аэропортов Московского авиаузла. Население в зоне тяготения Проекта составляет порядка 2,6 млн чел. Реализация Проекта разделена на 4 пусковых комплекса. Первым пусковым комплексом (ППК) Проекта определена южная хордовая линия, проходящая от Подольска через город Домодедово до Раменского района с заходом в аэропорты Домодедово и Жуковский.

Несколько слов о целеполагании и терминологии в проекте. Под ЛРТ мы подразумеваем, конечно же, скоростной трамвай. Относительно бюджетный по стоимости, он составляет качественную альтернативу прокладке дорогостоящего метро или железнодорожного сообщения. Ключевые требования при этом – беспересадочная скоростная связка близлежащих городов, сопряжение остановочных пунктов с иными видами транспорта, создание полноценных ТПУ в местах такого сопряжения. Соответственно, несмотря на тезис об относительной дешевизне данного вида транспорта, для обеспечения высокой средней скорости (максимальная скорость для первого пускового комплекса до 100 км/ч) необходимо создание сложной транспортной системы (выделение линий, эстакады, мосты, система сигнализации и связи, энергоподстанции и прочие объекты), а главное – проектирование качественно нового вида подвижного состава.

Проект создания системы ЛРТ в Московской области является уникальным по своим технико-экономическим характеристикам, сложности структурирования технических и инвестиционных параметров

Генеральный директор АНО «Дирекция Московского транспортного узла»

В настоящий момент проект находится в стадии проработки технико-экономических и инвестиционно-юридических решений. Заказчиком разработки концепции проекта выступает по поручению Минтранса России и Минтранса Московской области АНО «Дирекция Московского транспортного узла».

Очевидно, что в условиях макроэкономической нестабильности, отсутствия сформировавшейся практики реализации аналогичных проектов в рамках подготовки проекта ЛРТ в Московской области существует ряд серьезных вопросов, решение которых может повлиять на его эффективность и банкуемость.

Проекты ЛРТ являются одними из самых капиталоемких на рынке инфраструктуры – значительный объем средств необходим, как для создания путей (современные стандарты подразумевают отсутствие пересечений в одной плоскости с иными видами транспорта), так и для подвижного состава (зачастую требуется разработка нового подвижного состава или существенная модернизация существующего). Так, для реализации ППК по предварительным расчетам требуется порядка 58,4 млрд. руб. на участок Подольск-Домодедово, 39,4 млрд. руб. на участок Домодедово-Раменское, 9,7 млрд. руб. – соединение с аэропортом Жуковский, и 1 млрд. руб. потребуется на увеличение провозной способности (в ценах на 2016 г.). Всего объем затрат составляет порядка 108,5 млрд. руб. (в ценах на 2016 г.). Такой значительный объем инвестиций потребует, как участия публичной стороны (капгрант или субсидии на этапе эксплуатации), так и дополнительных источников возврата инвестиций.

Одним из таких источников возврата инвестиций является эксплуатация коммерческих площадей транспортно-пересадочных узлов (ТПУ). В рамках реализации первого пускового комплекса предполагается строительство 9 ТПУ, 7 из которых предполагают создание торговых и офисных площадей, а также социальных объектов. В рамках Проекта ЛРТ на территории Московской области речь идет о концессии с капитальным грантом со стороны региона и механизма минимального гарантированного дохода. Основная идеология Проекта – покрыть операционные и частично инвестиционные затраты за счет дополнительного дохода от коммерческих площадей ТПУ. Также необходимо говорить о косвенных позитивных результатах (рост занятости, повышение мобильности населения, развитие территорий).

Необходимо обозначить существующую проблематику в рамках подготовки Проекта: выбор трассировки, оценка капитальных затрат, прогноз пассажирского трафика, выбор юридической модели, определение основных условий, на которых будет привлекаться в Проект частный партнер. Данные параметры определяют финансовые показатели Проекта, в том числе требуемый объем инвестиций и показатели окупаемости; выработку условий, которые обеспечат привлечение внебюджетного финансирования в Проект. Также немаловажное значение имеет взаимодействие на межсубъектном и межмуниципальном уровне участвующих в Проекте публичных образований.
 

Одна из ключевых проблем Проекта – выбор оптимальной модели подвижного состава. Вследствие большого расстояния между остановочными пунктами (до 5 км) и планируемым высоким пассажиропотоком (до 10000 пассажиров в час пик в одном направлении) подвижной состав должен развивать максимальную скорость (до 100 км/ч) с минимальным интервалом (до 90 сек). Это приводит к установлению весьма высоких требований к подвижному составу и строению путевой инфраструктуры соответственно.

Оплату проезда предполагается осуществлять по тарифам, установленным областью, с сохранением всех льгот, предусмотренных действующим законодательством. По экспертным оценкам, возможность льготного проезда может существенно повлиять на выручку концессионера в сторону уменьшения. Ввиду этого формула расчета, гарантированного концессионеру дохода, учитывает предоставление им таких льгот пассажирами и предоставление соответствующих компенсаций со стороны области.

Вопрос распределения рисков напрямую зависит, в том числе, от выбранной модели возврата инвестиций частному партнеру. Модель может предусматривать сбор платежей в пользу концедента, особенно, это характерно для проектов с существенной долей государственного софинансирования. Применительно к Проекту ЛРТ предполагается использование механизма минимального гарантированного дохода.

При расчете трафика первого пускового комплекса в Московской области закладываются следующие предпосылки: ежедневные поездки от мест проживания до мест приложения труда внутри Московской области, удобная интеграция с другими транспортными системами в рамках ТПУ. В результате исследований расчетный трафик составил порядка 10 000 пассажиров в час пик на одном направлении. Отдельно стоит отметить, что хотя ветка и подходит к аэропорту «Домодедово», трафик авиационного пассажира намеренно не учитывался.

Один из наиболее сложных вопросов для реализации Проекта ЛРТ – выкуп земельных участков, который может составлять существенную долю инвестиций в Проект, особенно, учитывая факт нового строительства. Данный вопрос должен решаться публичной стороной, земельные участки должны быть поставлены на кадастровый учет, освобождены от прав третьих лиц. Может быть предусмотрено поэтапное предоставление земельных участков, учитывающее как сроки непосредственно строительства объекта, так и время, необходимое на подготовку земельных участков к передаче, снятию обременений и выкуп.

Один из наиболее сложных вопросов для реализации Проекта ЛРТ – выкуп земельных участков, который может составлять существенную долю инвестиций в Проект, особенно, учитывая факт нового строительства

Генеральный директор АНО «Дирекция Московского транспортного узла»

Вместе с тем, на дальнейшую эксплуатацию Проекта влияют следующие параметры: расписание, разработка регламента по эксплуатации и требований к эксплуатации, организация диспетчерского обслуживания, порядок сбора платы за проезд, порядок привлечения оператора, порядок осуществления техобслуживания подвижного состава, созданной инфраструктуры сети и др.

Необходимо также отметить тему проектирования. Предлагается проектировать ветку за счет бюджета Московской области для последующего выставления на концессионный конкурс объекта с максимально детализированными характеристиками. Соответственно, в случае принятия такого решения существует риск последующей корректировки финансовой модели по итогам проектирования, с учетом макроэкономических условий, которые будут действовать на момент заключения контракта ГЧП.

Таким образом, можно с уверенностью сказать, что проект создания системы ЛРТ в Московской области является уникальным по своим технико-экономическим характеристикам, сложности структурирования технических и инвестиционных параметров. Решения, выработанные в рамках проекта, позволят ускорить запуск или реализацию аналогичных проектов в иных регионах.

 

Свернуть

В сложившихся условиях ограниченности бюджетов всех уровней реализация проектов ГЧП позволяет решать острые проблемы по обеспеченности инфраструктурой в транспортной, коммунальной или социальной сферах

Селезнев Павел Леонидович

Председатель правления Центра развития ГЧП

 

Подробнее Свернуть
Поделиться:

Система взимания платы за пользование федеральными дорогами «Платон» на сегодняшний день является одним из самых крупных примеров государственно-частного партнерства (ГЧП) на сегодняшний день. Об основных тенденциях развития ГЧП в транспортной отрасли рассказал председатель правления Центра развития государственно-частного партнерства Павел Селезнев.

Business Guide: Какую часть среди проектов ГЧП сейчас занимают те, что связаны с дорогами? Вы не могли бы привести примеры проектов, связанных со строительством транспортной инфраструктуры?

Павел Селезнев: Если говорить о рынке ГЧП в целом, то в Российской Федерации принято решение о реализации более 1,6 тыс. проектов, при этом непосредственно в стадии реализации уже находится около 1 тыс. проектов ГЧП, из которых более 40 — в транспортной сфере (строительство автомобильных и железных дорог, мостов и путепроводов, развитие аэропортов, создание систем фотовидеофиксации и весогабаритного контроля, строительство сопутствующей инфраструктуры), таким образом, на сегодняшний день по количеству транспортные проекты составляют менее 5% от всего рынка ГЧП. Однако, если рассматривать рынок не с точки зрения количества проектов, а с точки зрения объема инвестиций, то транспортная сфера бесспорно лидирует. 

Общий объем инвестиций в реализуемые проекты ГЧП в транспортной сфере — более 1,1 трлн руб.— это 70% объема всего рынка в денежном выражении

Председатель правления Центра развития ГЧП

 

При этом нельзя не отметить, что первыми проектами ГЧП в России стали именно транспортные: строительство Западного скоростного диаметра, реконструкция аэропорта Пулково, строительство обхода г. Одинцово на федеральной трассе М-1.

Один из наиболее новаторских проектов на федеральном уровне один из наиболее новаторских проектов — создание системы взимания платы с 12-тонников, также нельзя не отметить строительство ЦКАД и трассы М-11 Москва – Санкт-Петербург, на региональном уровне набирает популярность реализация проектов по строительству мостов и платных переездов, проекты весогабаритного контроля и фотовидеофиксации. Новые проекты в отрасли строительства и реконструкции автомобильных дорог на региональном уровне будут реализовываться в том числе за счет федерального трансферта, полученного от эксплуатации системы «Платон».

BG: Почему понадобился именно такой формат сотрудничества государства и частного бизнеса? Как это началось и как развивалось?

П. С.: В сложившихся условиях ограниченности бюджетов всех уровней реализация проектов ГЧП позволяет решать острые проблемы по обеспеченности инфраструктурой в транспортной, коммунальной или социальной сферах. С одной стороны, ГЧП позволяет привлечь внебюджетное финансирование и профессиональные компетенции частного бизнеса в государственные проекты а, с другой — обеспечивает инвесторам большие гарантии и господдержку, чем арендные отношения, инвестиционные соглашения или государственные закупки. Для запуска первых концессий в 2005 году был принят федеральный закон 115-ФЗ «О концессионных соглашениях», далее для расширения форм взаимодействия с частными инвесторами в течение десяти лет регионы разрабатывали и принимали собственные региональные законы о ГЧП. С вступлением в силу с 1 января 2016 года федерального закона 224-ФЗ «О государственно-частном партнерстве, муниципально-частном партнерстве в РФ...» у нас теперь два федеральных законодательных механизма — 115-ФЗ и 224-ФЗ.

BG: В чем залог успешного проекта государственно-частного партнерства в транспортной сфере?

П. С.: Проекты в транспортной инфраструктуре сопровождаются высокими рисками на этапе запуска и эксплуатации. Для обеспечения качественной подготовки проектов ГЧП в транспорте необходимо формирование компетентной проектной команды — как на стороне публичного заказчика, так и на стороне частного инвестора. Специализированный проектный офис, работники которого обладают компетенциями по техническому, правовому и финансовому структурированию проектов ГЧП, может служить серьезным подспорьем для реализации транспортных проектов ГЧП регионального уровня.

Также не надо забывать про потребителя. Во всех проектах, которые реализуются в рамках ГЧП, конечным потребителем в итоге является население. И основная задача всех проектов — быть полезным именно ему. Мы можем сколько угодно говорить о стоимости денег, качестве проектов и т. д., в итоге качество оценивает тот, кто пользуется их результатами. Поэтому все проекты ГЧП социально емкие, политически емкие, и это нельзя упускать из вида. Именно по этой причине заказчиком выступает государство, и государство должно выступать на стороне потребителя, всех граждан страны. Если они довольны, значит, проект успешен. Но только надо помнить про то, что объективная оценка эффективности проекта иногда может стать очевидна не через год и даже не через два после его запуска.

BG: Как вы оцениваете систему «Платон»? Во-первых, с точки зрения качества проекта ГЧП, и во-вторых, по эффективности его реализации. Что дает «Платон» государству? Какой вы видите роль «Платона» в развитии автомобильного транспорта в России?

П. С.: Если рассматривать проект с точки зрения практики ГЧП, то, безусловно, это качественно проработанный проект, который структурировали ведущие эксперты в сфере ГЧП, и на этапе создания системы на него были потрачены исключительно средства инвестора и привлеченные в банке деньги. Подобные проекты реализуются во многих зарубежных странах. У нас проект пока только «приживается». Та порой негативная информация, которая встречается в СМИ, не является объективной картиной происходящего и приводит к дискредитации как самого проекта, так и механизма ГЧП в целом. Каждый реализуемый проект ГЧП в транспортной инфраструктуре должен не только обеспечивать технические и финансовые преимущества сторон, но и быть эффективен с коммуникационной точки зрения. Но считаю, что сам факт того, что схема по распределению средств, собираемых системой «Платон», в том числе в пользу регионов, является одним из первых примеров федерального софинансирования региональных проектов — это уже большой шаг вперед. Вообще, это беспрецедентный случай, когда реализация одного ГЧП-проекта порождает новые ГЧП-проекты.

Во многих отраслях мы пока только говорим о возможностях совместного финансирования, в случае с «Платоном» мы уже видим первые отобранные проекты

Председатель правления Центра развития ГЧП

 

BG: В чем заключается роль Центра развития ГЧП?

П. С.: Главной задачей Центра развития ГЧП является содействие субъектам и муниципалитетам РФ в формировании необходимых условий для успешного запуска проектов ГЧП. К таким условиям мы относим разработку необходимой нормативно-правовой и методической базы, создание институциональной среды и выстраивание эффективной системы управления, повышение квалификации сотрудников и формирование проектных команд. На сегодняшний день в состав экспертного совета Центра входят более 60 ведущих экспертов-практиков в сфере развития инфраструктуры и ГЧП — это представители крупнейших финансовых институтов: Газпромбанка, ВТБ, Сбербанка, консалтинговых компаний финансовой, юридической и технической направленности, институтов развития, учебных и научных заведений. Заключено более 40 соглашений с регионами России о внедрении регионального ГЧП-стандарта. Ежегодно центром проводится рейтинг регионов по уровню развития ГЧП, результаты которого учитываются при оценке инвестиционной деятельности губернаторов, а также являются составной частью Национального рейтинга состояния инвестиционного климата. Также мы занимаемся разработкой и запуском новых проектов ГЧП — на сегодняшний день это около десяти проектов в транспортной, коммунальной, энергетической и социальной сферах.

Источник: Коммерсант

Свернуть

ЖКХ меняется… Менее чем за два года приток частных инвестиций в коммунальный сектор вырос в разы, сформированы прозрачные и понятные правила, законодательно закреплены интересы инвесторов

Чибис Андрей Владимирович

Заместитель Министра строительства и ЖКХ РФ 

Подробнее Свернуть
Поделиться:

ЖКХ меняется… Менее чем за два года приток частных инвестиций в коммунальный сектор вырос в разы, сформированы прозрачные и понятные правила, законодательно закреплены интересы инвесторов. О том, какая работа проделана в этом направлении Минстроем России и какие задачи стоят на ближайший период, специально в интервью «ГЧП Журналу» рассказал заместитель министра строительства и ЖКХ России, главный жилищный инспектор страны, Андрей Чибис.

Андрей Владимирович, Минстрой России уже несколько лет ведет активную политику в части привлечения частных инвесторов в проекты по развитию коммунальной инфраструктуры, в том числе через механизмы ГЧП. Как оцениваете текущие результаты по притоку инвестиций в отрасль?

Если два года назад мы говорили, что только создаем правила для привлечения инвесторов в ЖКХ, то сегодня мы уже видим первые результаты работы этих правил. У нас действительно бум концессий в жилищно-коммунальном хозяйстве. В противовес тренду падающих инвестиций в российскую экономику в ЖКХ идет рост.

За 2015 год в теплоснабжение, водоснабжение и водоотведение, а также в сферу обращения с коммунальными отходами инвестировано порядка 183 млрд руб

Заместитель Министра строительства и ЖКХ РФ 

 Это рост по сравнению с прошлым годом. Мы с уверенностью можем сказать, что наконец-то у нас заработали концессии. Мало того, что количество концессий в ЖКХ в 2015 году увеличилось в 2,5 раза по сравнению с 2014 годом, важно, что объем инвестиционных обязательств, которые взяли на себя концессионеры, по сравнению с 2014 годом вырос в 10 раз и составил 70,9 млрд рублей.

Сегодня созданы условия, обеспечивающие инвесторам надежность вложений в ЖКХ, а именно: на весь срок концессии устанавливается формула тарифа; предпринимательская прибыль фиксируется в соглашении; установлена возможность сохранения за частным оператором экономии в случае повышения эффективности на этапе эксплуатации. Также мы заложили в концессию гарантию возврата инвестиций: если соглашение расторгается, в том числе, по вине концессионера, вложенные, но невозвращенные инвестиции в рамках тарифной формулы возвращаются инвестору публичной властью. Это очень серьезная защита от любой политической нестабильности в субъекте. Мы делаем все возможное, чтобы бизнес поверил в ЖКХ. Если в прошлые годы коммунальное хозяйство ассоциировалось с черной дырой, от которой куча проблем, то сейчас инвесторы понимают, что ЖКХ – это один из самых стабильных рынков в стране. Здесь есть гарантированный внутренний спрос, который не зависит от санкций и внешнеполитической конъюнктуры. Но мы не расслабляемся и понимаем, что сделали только первые шаги и находимся сейчас в начале пути.

Действительно, уже многие регионы и муниципалитеты показывают положительные примеры. Но как все-таки закрепить этот успех и простимулировать отстающих госзаказчиков выходить на новый качественный уровень?

Для того, чтобы тиражировать успешный опыт и чтобы все жители страны могли почувствовать, что ЖКХ меняется, мы договорились в рамках реализации национального приоритета развития «ЖКХ и городская среда» поставить перед регионам целевые показатели, для достижения которых будет необходимо предпринять конкретные действия, направленные на сокращение аварийности, повышение качества услуг, снижение потерь и многое другое. Пока это факультативно, инициативные регионы и муниципалитеты все необходимое делают, остальные – в основном жалуются. Но теперь ЖКХ и городская среда – это один из 11 приоритетов развития в рамках реализации нового подхода к управлению. И у каждого региона будут конкретные KPI’s по ряду показателей. Перечень показателей уже утвержден. Мы сейчас собираем информацию в регионах о текущем состоянии, и, перепроверив ее с разных источников, предложим каждому губернатору наш расчет показателей, которых он должен будет достигать по годам. В дальнейшем, надеюсь, эти KPI’s также станут одним из критериев оценки эффективности губернаторов, которая ежегодно проводится правительством. И тогда на местах появится дополнительная мотивация повышать компетенции и внедрять лучшие практики. А это важнейшая задача для нашей страны! Потому что ЖКХ и городская среда – это качество жизни, то, с чем мы сталкиваемся каждый день.

В этом году Минстрою удалось пролоббировать поистине революционные для сферы ЖКХ поправки в федеральный закон о концессиях, которые вступят в силу 1 января 2017 года. Какие нововведения можете отнести к наиболее значимым? Как в целом можете оценить текущее законодательное поле в ЖКХ?

Постоянно появляются новые идеи, где и что можно улучшить. Принятые в концессию изменения являются хорошим подспорьем для притока инвестиций – возможность субъекта выступать третьей стороной соглашения, разрешение передачи в концессию незарегистрированного имущества коммунальных предприятий или предприятий с долгами. Также, чтобы обеспечить максимальную прозрачность, мы изменили порядок вскрытия конкурсных заявок. Нельзя не отметить, что помимо нововведений в законе о концессиях  существенные донастройки появляются в тарифном законодательстве. Фактически мы делаем из ЖКХ инфраструктуру опережающего развития. Также мы выступили с инициативой – и нас уже поддержало правительство -  чтобы у регионов появилось больше свободы в предоставлении льгот по налогам на имущество для предприятий тепло- и водоснабжения и ускоренная амортизация – а это фактически льгота по налогу на прибыль. Конечно, нам еще необходимо завершить изменения законодательства, направленные на решение проблем с долгами, и исключить возможность вывода денег управляющими компаниями. Есть набор определенных решений, и в ближайший месяц они будут приняты в правительстве. 

Мы убеждены, что благодаря всей этой работе по совершенствованию законодательства, повышению компетенций и тиражированию лучших практик мы превратим ЖКХ в России в инфраструктуру комфорта

Заместитель Министра строительства и ЖКХ РФ 

Как вы оцениваете существующие инструменты финансирования? Помимо банковского кредитования к инвестиционным проектам в ЖКХ проявляют интерес пенсионные фонды. Правда, пока есть ряд ограничений как со стороны Банка России, так и со стороны внутренних ограничений самих фондов... Ведет ли Минстрой работу для развития этого направления?

Да, мы действительно отрабатываем это направление и недавно проводили обсуждение с Банком России и нашими коллегами из Минэкономразвития и Минфина, и я уверен, что мы добьемся необходимых корректировок. Главное ограничение на сегодняшний день – это возможность выкупа облигаций только по тем концессионным проектам, в рамках которых обслуживается население от миллиона человек. Но мы ведем работу по изменению этого критерия, при этом, естественно, также отрабатываем другие критерии, которые будут страховать риски вложения денег.

При этом, несмотря на существующие ограничения, мы уже видим массу успешных примеров вложения денег НПФ в сферу обращения с ТКО и водоснабжение. Например, Водоканал Волгограда – крупнейшая концессия в Европе, и туда как раз инвестируются деньги негосударственного пенсионного фонда.

Что касается банковского регулирования, мы сейчас ведем работу по смягчению требований к банкам, которые кредитуют концессии в ЖКХ.  Также работаем со Сбербанком России в части разработки «коробочного» кредитного продукта для концессий в ЖКХ. Более того, мы уже договорились с губернатором Тульской области о том, что опробуем это решение как раз на территории региона.

Ну и, конечно, мы не забываем про государственную поддержку. Несмотря на то что, на наш взгляд, бюджетные деньги развращают, нельзя полностью исключать государственную поддержку проектов. ЖКХ – одна из первых отраслей, которая идет по пути реализации проектов практически полностью за счет частных инвестиций. Но с учетом дороговизны кредитных ресурсов важно, чтобы государство в какой-то степени поддерживало инвесторов, которые идут в эти проекты. Так с 2016 года у нас начала работать форма поддержки, связанная с прямым софинансированием концессий в малых городах с населением до 250 тыс. Помимо этого у нас есть инструмент субсидирования процентной ставки. Я считаю, что это более рациональный подход, чем прямое софинансирование, потому что на процентную ставку можно привлечь гораздо больше частных инвестиций. Главное сейчас – упростить инструмент предоставления субсидий, для этого мы хотим скорректировать логистику их получения: чтоб банки выдавали кредит под 6% или 8%, а разницу между обоснованной ставкой и фактической банкам компенсировало государство по факту выдачи. В 2017 году у нас есть 5 млрд руб. на эти цели, и если мы покажем результаты, то правительство готово кратно увеличить объемы подобного рода господдержки на модернизацию коммунальной инфраструктуры.

Недавно было выпущено постановление правительства о проведении конкурсного отбора региональных операторов по обращению с твердыми коммунальными отходами (ТКО). Как в целом решаются проблемы, связанные с выстраиванием эффективной системы обращения с отходами?

Проблем в этой сфере огромное количество, но благодаря той законодательной реформе, которую мы провели вместе с нашими коллегами из Минприроды, сегодня появился реальный шанс очистить страну от мусора. Благодаря формированию понятных правил интерес инвесторов к этой теме растет. Если раньше сфера обращения с ТКО ассоциировалась с нелегальными свалками и криминальными группами, которые эти свалки контролировали, то теперь все видят, что это вполне рентабельный бизнес. Заработал институт концессий, и уже более чем в 20 субъектах заключены соглашения на сбор и переработку коммунальных отходов.

Регионы сейчас активно разрабатывают территориальные схемы обращения  с отходами. Конечно, есть не очень удачные примеры, но не ошибается только тот, кто ничего не делает. Мы также видим прекрасные примеры современных информационных схем. Московская область, например, для нас является таким ярким показателем – там создали комфортную, грамотную, интерактивную схему. По ней можно моментально моделировать маршруты утилизации отходов, считать объемы образования тех или иных видов отходов, и все это происходит абсолютно прозрачно, автоматически, без вмешательства человека. Таким образом, можно соблюдать балансы и экономической эффективности и доступности для потребителя. Сейчас идет активный процесс утверждения территориальных схем. Я надеюсь, что регионы нас не подведут и вместе у нас получится в 2017 году запустить новую систему обращения с отходами, благодаря которой будут появляться безопасные полигоны, сортировочные станции, будут внедряться раздельный сбор мусора и все то, что должно быть в этом секторе, с точки зрения как экологической, так и экономической эффективности.

Интервью размещено  в ГЧП-журнале № 13 октября 2016.

Свернуть