logo
 

Многое будет зависеть от того, насколько фонд развития будет синхронизирован с другими инструментами проектного финансирования, имеющими «госплечо»

По своей природе и экономическому замыслу Фонд развития имеет общие черты с прекратившими существование Инвестиционным фондом и ФНБ, по которым накоплена значительная статистика эффективности.

 

Еганян Альберт Суренович

Председатель совета директоров InfraONE

Поделиться:

Правительство в 2018 году вернулось к вопросу о создании фонда развития объемом 3 трлн рублей, который может стать донором в исполнении «майских указов» президента. Подобный инструмент у властей был с 2006 года — это государственный Инвестиционный фонд, но его ликвидировали в 2017 году. Окажется ли эффективнее новая структура?

О необходимости внедрения инфраструктурной ипотеки чиновники заявляли еще на ПМЭФ в 2017 году, после которого началась и проработка этого механизма. Вскоре инфраструктурная ипотека на рынке стала считаться одной из экономических форм государственно-частного партнерства (ГЧП) и концессий. К концу 2017 года правительство утвердило план развития комплекса инструментов инвестиций в инфраструктуру, включая набор поправок в законы о концессиях и ГЧП.

Вопрос появления специализированного фонда де-юре вывели за скобки плана развития «инфраструктурной ипотеки» и направили на дополнительные согласования.

Весной 2018 года правительство сообщило о планах создания отдельного Фонда развития инфраструктуры. Его целью должно было стать финансирование магистральной инфраструктуры (core infrastructure) через ГЧП на возмездной основе, но на нерыночных условиях. Фонд планировали наполнять через выпуск облигаций под госгарантии.

И наконец, в начале июня идея создания отдельного такого инфраструктурного фонда преобразовалась в создание бюджетного (строка бюджета) Фонда развития. Он будет ориентирован на поддержку образования, здравоохранения, малого и среднего предпринимательства, экспорта, развития цифровой экономики и инфраструктуры, иных сфер, соответствующих целям, определенным «майскими указами».

Можно констатировать, что за 1 год идея трансформировалась от «инструмента поддержки инвестиций в инфраструктуру» (Фонд развития инфраструктуры) до «инструмента поддержки инвестиций в экономику» (Фонд развития).

Такая универсализация и отсутствие конкретного фокуса имеют свои минусы: правила и потребности, например, в «цифре» или в МСП существенно отличаются от мостов и больниц.

2018 vs 2008

Десять лет назад в России уже действовал подобный инструмент — государственный бюджетный Инвестиционный фонд (формально он был создан в 2006 году, но правила отбора и финансирования установили в 2008-м). Хотя де-юре Инвестфонд ликвидировали в 2017 году, он перестал инвестировать в новые проекты еще с 2011-2012 годов. Исключением было лишь дофинансирование небольших региональных инициатив. Потом был еще ФНБ, который почил в бозе относительно недавно.

В целом многие идеи, заложенные в основу Фонда развития в 2018 году, коррелируют с идеями Инвестфонда-2008. Стоит помнить, что на последнем выросло значительное количество чиновников, экспертов, бизнесменов, определяющих нынешний ландшафт инвестиционно-инфраструктурного рынка. Именно потому они зачастую сравнивают существовавшую модель с ожидаемой.

Инвестфонд наполнялся за счет сверхплановых нефтегазовых доходов. В этом было одно из его отличий от Фонда развития, который сформируют за счет госзаимствований — до 0,5% ВВП. Кроме того, старый фонд практически не работал в связке с другими инструментами рынка, что происходило либо по причине их отсутствия на тот момент (государственно-частное партнерство, специальные инвестиционные контракты — СПИК), либо слабого развития (концессии). Новый фонд должен избежать этого недостатка.

Ожидания и реальность

Конечная конструкция фонда по-прежнему не определена, во-первых, из-за того, что не закончены межведомственные согласования, а во-вторых, отраслевые федеральные министерства и ведомства пока содержательно не включились в эту деятельность. Как следствие, неясны и детали финансирования проекты.

Утверждение итоговой нормативной базы по будущему фонду состоится не ранее конца 2018-го – начала 2019 года. То есть фонд начнет работать не ранее начала — середины следующего года. Впрочем, нельзя исключать, что какой-либо проект рассмотрят и профинансируют уже в 2018-м в рекламных целях.

Поскольку по своей финансовой сути такой фонд будет прописан строкой в федеральном бюджете, то очевидно, что на процедуру софинансирования будут распространяться все или большая часть бюджетных правил и нормативов. Принадлежность фонда к бюджету – значительный минус с точки зрения процедур, но плюс с точки зрения долгосрочности. Рассчитанный на шесть лет фонд сможет принимать на себя и на бюджет более длинные инвестиционные обязательства.

По своей природе и экономическому замыслу Фонд развития имеет общие черты с прекратившими существование Инвестиционным фондом и ФНБ, по которым накоплена значительная статистика эффективности.

Потенциал фонда существенно переоценивается участниками рынка. Размеры Фонда развития, ФНБ и существовавшего Инвестфонда в относительном валютном выражении примерно сопоставимы. Однако, если сравнить количество проектов, планировавших заявиться в Инвестфонд и ФНБ, с количеством заявившихся и тех, которые действительно получили инвестиции, то можно понять, что количество реальных инвестиций было относительно небольшим.

Многое будет зависеть от того, насколько фонд развития будет синхронизирован с другими инструментами проектного финансирования, имеющими «госплечо» – СПИКами, ГЧП, концессиями и т. д. Пока можно предположить, что в силу «бюджетности» будущего фонда такая синхронизация произойдет.

Конструкция Фонда развития уже значительно отошла от первоначального замысла. Теперь это не фонд для инфраструктуры, а фонд для более широкой номенклатуры отраслей экономики, в первую очередь акцентированных в «майских указах».

В целом можно сделать вывод, что на подходе еще один неплохой инструмент развития, эффективность которого может быть высокой. Но это будет лишь один из источников финансирования проектов, причем не самый легкий с точки зрения прохождения процедур и не заменяющий иные источники.

Источник: Forbes